По итогам российско-сербских переговоров В.В.Путин и Б.Тадич провели совместную пресс-конференцию

Выступление В.В.Путина:

Уважаемые дамы и господа! Я прежде всего хочу отметить, что искренне рад возможности снова быть в Белграде. Благодарю сербских друзей за оказанное радушие и гостеприимство.

На протяжении веков отношения между нашими странами строились на основе дружбы, взаимопомощи, духовного братства. И сегодня в ходе обмена мнениями по самому широкому кругу вопросов с Президентом Тадичем, Премьер-министром Цветковичем, другими коллегами был вновь подтверждён высокий уровень взаимопонимания между нашими странами и народами. Мы вместе преодолеваем последствия глобального экономического кризиса, уверенно наращиваем объём товарооборота. В прошлом году он увеличился более чем на четверть, составил 1,4 млрд долларов. При этом Россия прочно удерживает позиции одного из ведущих торговых партнёров Сербии.

В ходе переговоров мы подробно остановились на энергетической сфере, детально обсудили реализацию масштабных планов в нефтегазовой отрасли. Говорили и о строительстве сербского участка газопровода «Южный поток». Сегодня представители «Газпрома» провели подробную презентацию о потенциале этого проекта и о возможностях, которые он открывает для Сербии. Отмечу, что процесс юридического оформления обязательств всех участников «Южного потока» идёт в соответствии с согласованным графиком.

Накануне нашего визита в Москве была достигнута договорённость о подключении к проекту ещё одного европейского партнёра. Вы знаете, что там уже участвуют итальянская компания ENI, французская Electricite de France, и теперь к этому проекту присоединилась компания BASF из Федеративной Республики Германия. Вчера в Любляне подписано соглашение о создании совместной компании, которая займётся проектированием, строительством и эксплуатацией словенского участка. Одним словом, этот проект набирает силу и, безусловно, стал уже общеевропейским.

Успешно реализуются и другие совместные начинания в этой сфере: готовится к сдаче подземное хранилище газа «Банатский двор», значительные инвестиции направляются в модернизацию компании «Нефтяная индустрия Сербии». Только в этом году российский участник намерен направить на эти цели 500 млн евро.

Придаём большое значение расширению сотрудничества в инвестиционной сфере. Список совместных экономических проектов постоянно расширяется. Российские компании окажут содействие в строительстве и реконструкции железнодорожных магистралей в Сербии, во всяком случае, мы сегодня об этом говорили.

Со своей стороны мы бы хотели использовать богатый опыт сербских партнёров по сооружению туристических объек
411f
тов. И сегодня обсудили возможность участия строительных компаний Сербии в подготовке зимних Олимпийских игр 2014 года и чемпионата мира по футболу в 2018 году.

Одной из тем наших переговоров стало создание регионального центра чрезвычайного гуманитарного реагирования в городе Нише. На его базе российские и сербские специалисты планируют совместно оказывать помощь в ликвидации последствий природных и техногенных катастроф в регионе. Приглашаем и другие страны Юго-Восточной Европы принять участие в этом проекте.

Кроме того, мы заинтересованы в активизации взаимодействия наших стран в научной, образовательной, культурной сферах, в укреплении контактов между людьми. Этому, безусловно, будут способствовать подписанные сегодня межправительственные соглашения о научно-техническом сотрудничестве и сотрудничестве в сфере туризма. Здесь добавлю, что в сентябре прошлого года в Сербии с успехом прошли Дни духовной культуры России, а осенью этого года с искусством сербских артистов познакомятся российские зрители. Я убеждён, эти гастроли вызовут в нашей стране большой интерес.

В заключение хотел бы ещё раз выразить признательность сербским коллегам за очень конструктивные переговоры, за готовность и впредь укреплять многовековую дружбу между народами Сербии и Российской Федерации. Спасибо большое.

Ответы В.В.Путина и Б.Тадича на вопросы журналистов:

Вопрос: Мой вопрос обоим лидерам – Премьер-министру России и Президенту Сербии. В последнее время проявляется линия Белграда в ЕС. С другой стороны, законодательство Европейского союза, в частности Третий энергетический пакет, чинит препятствие на пути более эффективного энергетического взаимодействия. Как вы считаете, это скажется негативно на строительстве «Южного потока», на более эффективном сотрудничестве или вы найдёте формы взаимодействия?

В.В.Путин: Во-первых, что касается европейской ориентации Сербии, стремления вступить в ЕС. Нас это не беспокоит, не тревожит. Разумеется, мы внимательно будем с сербскими партнёрами следить за этим процессом, совместно будем это делать, с тем чтобы эта евроинтеграция не наносила ущерба развитию российско-сербских отношений. И мне представляется, что это вполне возможно, такие пути могут быть найдены.

Что касается Третьего энергетического пакета, то я уже высказывался по этому поводу. Мы считаем, что этот документ как минимум требует реконструкции. Нужно с Еврокомиссией проводить переговоры по этому вопросу. По сути дела, они уже идут. Мы считаем, что Третий энергопакет противоречит нашим основополагающим документам о сотрудничестве с Евросоюзом, подписанным и действующим, и, кроме того, будет наносить ущерб сотрудничеству России с Европой в сфере энергетики. Мне кажется, что некоторые, во всяком случае наши, аргументы воспринимаются нашими партнёрами в Брюсселе. И в ходе последней поездки мы об этом говорили очень открыто, но по-партнёрски. И рассчитываю на то, что компромиссы будут найдены.

Б.Тадич (как переведено): Спасибо за прямой ответ на этот вопрос. Итак, сербская стратегическая ориентация – стать членом Евросоюза, но наши стратегические интересы связаны и с сотрудничеством с Россией во всех отраслях и областях. Это касается энергетики. В целом я не вижу возможности, чтобы Евросоюз решил свои энергетические отношения без партнёрских отношений с Россией. В этом контексте нужно найти ответ на все вопросы, которые связаны с Третьим энергетическим пакетом. И я совершенно уверен в том, что Сербия будет частью этих договорённостей.

Вопрос: Вопрос и для господина Президента, и Премьера. Какие совместные энергетические проекты после сегодняшних переговоров вы считаете наиболее интересными? Какие будут реализованы в ближайшее время? В частности, за счёт кредита – российского кредита Сербии?

Б.Тадич: Если позволите, я бы ещё раз подчеркнул, что на часть кредита, который составляет 800 млн долларов и который сейчас в стадии переговоров, мы решили реализовать несколько проектов за эти деньги. Эти проекты должны быть прежде всего в области железнодорожного транспорта, перевозки товаров железнодорожными путями, и мы будем выполнять проект за проектом.

Мы также говорили о потенциальных инвестициях российских партнёров в области производства электроэнергии и модернизации наших теплоэлектростанций в крупных городах. Тем самым был бы повышен КПД их действия, и наши города были бы лучше обеспечены и электричеством, и тепловой энергией.

Мы открыли несколько новых потенциальных проектов, связанных с производством электроэнергии. Русские инвесторы, может быть, сами стали бы выступать здесь, в Сербии. Мы тоже заинтересованы в такого рода проектах. Я говорю не только о реконструкции наших гидроэлектростанций – «Джердап-1» и «Джердап-2» и термосистеме в Костолаце. Мы говорили и о некоторых других потенциальных инвестициях, например «Джердап-3». Во всяком случае, у нас есть большая возможность сотрудничать в области сельского хозяйства. Мы заинтересованы в том, чтобы продавать нашу сельхозпродукцию в России. Мы открыты для российских продуктов. И я уверен в том, что мы можем здесь найти очень большие возможности для товарооборота и его роста. Это те области, которые я в данный момент считаю наиболее важными. И я, конечно, к этому добавил бы сотрудничество в области строительства. У нас нет никаких лимитов, никаких границ в экономическом сотрудничестве. Я думаю, что это один из главнейших выводов из наших сегодняшних встреч.

В.В.Путин: Я полностью согласен, во-первых, с Президентом. Могу только добавить, что, как уже говорилось, мы в прошлом году предоставили кредит в размере 200 млн на поддержку бюджета и сейчас рассматриваем пакет в объеме 800 млн долларов на финансирование конкретных проектов. И они сейчас изучаются. То, что уже сделано: в прошлом году наша компания «Газпром нефть» проинвестировала 290 млн в NIS, в этом году (и я уже сказал об этом) готовы проинвестировать ещё 500 млн.

Другая компания – «Лукойл» – развивает сеть заправочных станций, развивает три нефтехранилища. И я хочу обратить внимание, уважаемые дамы и господа: в прошлом году только одна эта компания заплатила 161 млн долларов в сербский бюджет.

Мы говорим о сотрудничестве в развитии сельского хозяйства, в развитии транспортной инфраструктуры, в развитии электроэнергетики, поставки оборудования для электроэнергетических предприятий Сербии. И это не всё, чем мы можем заниматься.

Мы считаем, что важнейшим направлением деятельности являются высокотехнологичные сферы взаимодействия. Скажем, сегодня говорили, что в сфере атомной энергетики готовы разработать систему, поставить оборудование и создать центр по производству радиоактивных изотопов для медицинских целей, готовить сербских специалистов по этому направлению, развивать туризм – вот все эти направления (и это ещё не всё, что можно сделать) представляют для нас значительный интерес.

Мы исходим из того, что в России возможности отфинансировать эти проекты есть. Главное – чтобы для их реализации были созданы необходимые условия. Но на сегодня могу сказать, что мы удовлетворены уровнем сотрудничества с нашими партнёрами.

Вопрос: На Ваш взгляд, какие уроки международное сообщество извлекло из событий 1999 года, учитывая ещё и нынешнюю ситуацию в Северной Африке и в Ливии? Спасибо!

В.В.Путин: Я не думаю, что мы вправе ставить на одну доску Сербию и Ливию: это всё-таки совсем разные государства. Вместе с тем, я уже говорил об этом, меня беспокоит та лёгкость, с которой в последние годы принимаются решения по применению силы в международных делах.

Что касается Ливии, то всем хорошо известно: эта страна находилась в весьма строгой международной изоляции после известных событий, связанных с террористическими угрозами, но Россия придерживалась всех этих ограничений. А потом вдруг мы увидели, что наши западные партнёры сами начали активно восстанавливать отношения с Ливией: господина Каддафи принимали во всех европейских столицах, все европейские лидеры начали ездить в Ливию, но, как говорят мои немецкие друзья, Аlte Liebe rostet nicht («Старая любовь не ржавеет»). Мы на это смотрели как-то спокойно. А когда пошли многомиллиардные контракты, мы почувствовали себя чужими на этом празднике жизни и, естественно, достаточно быстро восстановили отношения с Ливией.

Сейчас там возникло гражданское противостояние, идёт гражданская война – появились предложения закрыть небо, то есть воспрепятствовать авиации Каддафи наносить удары по своим противникам с целью защиты мирного населения. Вообще, такое решение само по себе в отношении суверенного государства очень сложное, но цель – благородная.

Что мы видим сегодня? Наносятся удары по всей территории страны. Как же можно с целью защиты мирного населения выбирать такие средства, которые приводят к увеличению жертв среди мирного населения? И это не может не вызывать озабоченности.

Б.Тадич: Что касается Сербии, я как Президент этой страны уверен в том, что выражаю мнение граждан Сербии, когда говорю о том, что мы очень обеспокоены страданиями гражданского населения в Ливии. Мы хотим, чтобы все решения, которые принимаются, были направлены на прекращение разрушений и угроз для гражданского населения. У нас был трагический опыт в 1990-е годы. Я не хотел бы эти сравнения здесь проводить. Я согласен с Председателем Правительства Российской Федерации, но позиция Сербии состоит в том, что гражданское население должно быть защищено.

Всё, что происходит в Средиземноморье в области безопасности, отражается непосредственным образом на Сербии и на всех наших соседях. Мир должен быть достигнут как можно скорее. Сербия поддерживает любую позицию в этом смысле. Через несколько дней будет годовщина бомбардировок, которые были в Сербии. Нам до сих пор очень трудно вспоминать об этом, поэтому я считаю, что любые конфликты должны быть прекращены как можно скорее.

Вопрос: Экономика была в фокусе Вашего внимания, но я попросил бы Премьер-министра Путина на минуточку остановиться на Косово. Россия в прошлом в дипломатическом плане была союзником Сербии в стремлении сохранить Косово в составе Сербии. Какая будет политика России по этому вопросу в будущем? Если Вы можете, дайте мне комментарий относительно недавно начатых переговоров между Белградом и Приштиной. Спасибо.

В.В.Путин: Россия не только была, но, уверен, останется ближайшим союзником Сербии. Мы себе по-другому даже не представляем ситуацию. Надеюсь, что и в Сербии тоже. И не буду говорить о причинах: они ясны для каждого серба и для каждого гражданина России. Это обусловлено всей историей и наших отношений, и близостью наших народов.

Что касается нашей позиции, то она основана на резолюции 1244 Совета Безопасности ООН: мы и будем из неё исходить, её никто не отменял.

Теперь в отношении прямых контактов между Белградом и Приштиной. Это суверенный выбор самого сербского народа, как выстраивать свои дела внутри страны. И любые переговоры лучше, чем боевые действия, драки и споры, поэтому мы всячески это приветствуем. Если от нас потребуется, будем поддерживать этот процесс и всё делать для того, чтобы для сербского руководства он завершился успешно.

Ещё раз хочу сказать, что, если что-то идёт на пользу Сербии, мы исходим из того, что это соответствует интересам Российской Федерации.

Вопрос: Как Вы можете прокомментировать присвоение Вам титула «Почетный гражданин Косово и Метохии»?

В.В.Путин: Вы знаете, для меня всё, что вы сделаете в интересах Сербии, приемлемо. Я понимаю политическую подоплёку и вопроса, и самого этого события, действия. Но ещё раз хочу сказать, что, если что-то идёт на пользу Сербии, мы исходим из того, что это соответствует интересам Российской Федерации.

Добавить комментарий

Comment
Name*
Mail*
Website*